ashpi_politstudies: (Default)
[personal profile] ashpi_politstudies
В прошлой записи шла речь о юном В.В. Маяковском. И встретилась вот эта его фотография, в оригинале 1918 г., и потом уже в варианте 60-х годов, отретушированная. Все есть на втором фото: и пруд, и дерево, и опирающийся на него поэт. Нет только роковой женщины между ним и деревом. От нее остался только каблук.


Это, конечно, легендарная Лиля Брик, которую он очень сильно любил, хотя и "странною любовью" - открыто деля ее с мужем Осипом Бриком (который, между прочим, служил в ГПУ...).

После самоубийства Маяковского (1930 г.) Брик занималась публикацией его наследия и вынуждена была обратиться за помощью к Сталину. Он своим вмешательством так "помог", что Борис Пастернак впоследствии заметил: «Маяковского стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине». Лиля Брик признавала это: "Письмо мое помогло, хотя… По обычаям того времени Маяковского начали подавать тенденциозно, однобоко, кастрировали его. Похвала Сталина вызвала кучу фальшивых книг о нём. И этого куцего Маяковского «насильственно внедряли» — в этом Пастернак прав".

А потом "кастрировали" и саму историю их бурной любви, как не вписывающейся в моральный облик строителя коммунизма. В конце 50-х годов развернулась "антибриковская кампания". Упоминания о самоубийстве Маяковского и о самой Брик - той, которой Маяковский посвятил десятки своих произведений - вымарывались цензурой. Ее просто травили. Лиля Брик покончила с собой в 1978 году.

Интересно, если бы тому Маяковскому - из 1918 года - показали бы то, что станет с ним и с памятью о нем в сталинско-хрущевско-брежневском СССР - он бы повторил в точности весь путь беззаветного воспевания этого нового режима?

Впрочем, история не знает "если бы". Это все может быть лишь уроком для новых беззаветных воспевателей. Да и то вряд ли.
web stats
Page generated Oct. 21st, 2017 03:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios